Информационно-Аналитический
Портал

Интервью Юнус-Бека Евкурова французской радиостанции RFI PDF Печать E-mail
Автор: ingnews.ru   
27.01.2012 18:39
В рамках программы «Кавказский дневник» представляем сегодня новый проект «Президентский портрет». Речь пойдет о главах 6 северокавказских республик, хотя, вернее будет сказано, что каждый из них приоткроет нам завесу своей личной жизни. Политик всегда на виду, но что мы знаем о них, кроме их официальных заявлений или того, что пишут о них официальные биографы и желтая пресса? Но ведь, помимо статуса, каждый из них чей-то сын, отец со своими домашними проблемами, слабостями, интересами, вредными привычками...

Должна сказать еще вот что: никаких заранее подготовленных вопросов мы не представляли ни главам, ни их пресс-службе - просто обозначили тему. Но тем интереснее будет, думаю, разговор.

Итак, Юнус-Бек Евкуров - Герой России, глава республики Ингушетия на проводе с Парижем.

RFI: Добрый день, Юнус-Бек Баматгиреевич! Вам будет сложнее всего, поскольку Вы первый откликнулись и дали согласие на этот проект. Но как офицеру, вам не привыкать идти в бой, и все же, договоримся заранее – вы можете отклонить любой вопрос, если вам покажется, что я вторгаюсь в личное пространство.

Итак, начнем. Вы всегда говорите правду себе и окружающим?

Юнус-Бек Евкуров: Да.

RFI: И даже «ложь во спасение» никогда не присутствует?

Юнус-Бек Евкуров: Пока не было такого, чтобы лгать во спасение чего-то. Говорю всегда правду, как бы она ни была горька.

RFI: Расскажите о своей семье - родители, братья, сестра…


Юнус-Бек Евкуров: Там рассказывать особо нечего - большая семья была: отец, мать, нас - семь братьев, шесть сестер было. Жили в селе – сельские жители крестьянского происхождения…вот, в целом-то все.

RFI: Вам приходилось испытывать материальную нужду, пока вы росли?

Юнус-Бек Евкуров: Не скажу, что мы голодали, но во многом себе приходилось отказывать. В то время тяжело было, но при этом труд закалил и характер, и жизнь в целом. Отец постоянно работал и делал все, чтобы мы особо ни в чем не нуждались. Понятно, что шикарно не жили.

RFI: Чем был обоснован выбор военной карьеры или это следствие вашей срочной службы на Тихоокеанском флоте?


Юнус-Бек Евкуров: Наверное, это было обосновано тем, что я любил военную тематику, много читал про войну. Еще больше сказалось то, что рядом с нашим селом было два полигона и учебный центр общевойскового училища, и постоянное общение с военными, их жизнь и наложили свой отпечаток в сознании еще с детства.

RFI: В вашем роду не было же военных, родители не противились вашему выбору?

Юнус-Бек Евкуров: Не было военных в нашем роду, хотя тот, от кого произошел наш род – он значился среди ингушей, как знаменитый охотник и один из людей в Джейрахском районе, который охранял частично территорию от набегов извне.

RFI: Любимый герой детских книжек?

Юнус-Бек Евкуров: Я больше любил про разведчиков, разведку. Читал и перечитывал про Рихарда Зорге и удивлялся, насколько он умел внедряться, умел расположить к себе людей и, рискуя своей жизнью, выполнял определенную задачу, которую ставило перед ним государство. В том числе, любил читать про казаков-пластунов (в период Большой Кавказской войны XIX века эффективно действовал своего рода казачий спецназ - пластуны - то есть лежащие пластом - пешие команды и части Черноморского, а затем Кубанского казачьего войска – ред.).

Находил старую книжку, то ли журнал – не помню, про Эльберда Нальгиева, который был командиром казачьего корпуса непосредственно ингушей, которые участвовали в русско-японской, русско-турецкой войнах. Ну и когда-то читал про экспедицию казаков, которая была направлена в Париж - в этой экспедиции был эскадрон ингушских казаков, которые входили в отряд пластунов.

RFI: Сейчас вам удается найти время для чтения?

Юнус-Бек Евкуров: Знаете, кроме определенных руководящих документов, ничего не удается читать. Это уж точно. Но мы сейчас работаем над экранизацией фильма «Из тьмы веков», и приходится и это изучать с учетом того, что фильм серьезный будет, и сценарий должен быть написан с учетом современных реалий. Ну и когда мне ингушские и чеченские писатели дарят определенные книги, так – эпилог прочитаешь. Честно признаюсь – нет времени совершенно.

RFI: Какой вид спорта предпочитаете и занимаетесь им?

Юнус-Бек Евкуров: С учетом специфики, виды спорта всегда были силовые, в том числе, и в училище, и в войсках. Рукопашный бой и кикбоксинг, и бокс, и самбо боевое. Я любил это дело. На сегодняшний день у меня получается только постучать по груше, грубо говоря, и подвигать какие-то «железки». У меня свой мини-спортзал есть, и поплавать в мини-бассейне.

RFI: Вопрос от вашего земляка, который проживает во Франции:

«Юнус-Бек Баматгиреевич, может ли ваш график работы и здоровье позволить раз в месяц приходить в спортзал к детям и молодежи и вместе с ними заниматься спортом полчаса?».

Юнус-Бек Евкуров: Очень хорошая такая идея, я ее зафиксирую, и мы будем ее внедрять. Если мы находим возможность каждую пятницу посещать разные мечети для пятничной молитвы, то почему мы не можем найти возможность сходить и в спортзал, и с детьми пообщаться, и где-то мастер-класс показать. Проговорю я и поставлю задачу министру спорта. Мы спланируем и сделаем обязательно такие вещи.

RFI: Будучи ингушом по национальности, Вам удалось стать военным разведчиком, что само по себе в советской системе - просто исключение. Приходилось ли Вам пользоваться чьей-то протекцией или все самому – «через тернии - к звездам»?

Юнус-Бек Евкуров: Честно скажу, протекция – если только протекция моего командира. Я когда был командиром взвода – командир роты меня выдвигает, командиром роты – командир батальона выдвигает. То есть, протекция только моих командиров, которые верят в меня как в человека, который не подведет, который задачу выполнит точно в сроки и качественно. Если считать это протекцией, то только такая протекция. Конечно, не было того, чтобы кто-то из власть имущих меня где-то лоббировал или что-то делал. Все зависит от человека, от работы. Я день и ночь вкалывал, и у меня девиз был такой: на час больше работай, чем другие, и тогда вас заметят, тогда вы будете лучше.

RFI: В прошлом вы – коммунист?

Юнус-Бек Евкуров: Я - коммунист в прошлом, коммунист и сегодня, но коммунист советской эпохи. У меня партбилет лежит дома. У меня чистые идеалы, чистые идеи, и я не для шкурных интересов в партию вступал. Это был осознанный выбор. Да, я понимаю прекрасно, что режим коммунистической партии принимал решение о депортации нашего народа, но это ни в коей мере не связано с чистыми идеалами и идеями, и в целом, с самой сутью коммунистической партии.

RFI: Тогда почему сегодня Вы – не член компартии, не сторонник Зюганова?


Юнус-Бек Евкуров: Но, слушайте – это две разные вещи! Я ничего не хочу плохо сказать про Зюганова. Честно говоря, я не связываю эту партию с коммунистической партией Советского Союза. Пусть не в обиду всех членов партии КПРФ будет сказано. Я считал и считаю себя коммунистом того периода – советского. Но не сегодня.

RFI: Коммунистом в рядах «Единой России»! Будем считать так. Как человеку военному вам не раз приходилось рисковать жизнью. Страх быть убитым присутствует при этом или, как робот, думаешь только о поставленной тебе цели?

Юнус-Бек Евкуров: Конечно, глупо сказать, что нет. Погибать никому не хочется, но это первые минуты, секунды какой-то ситуации, а потом уже спортивный азарт, «море по колено» и вперед. В сознании любого командира это есть – командир никогда не думает о своей жизни, о себе лично.

RFI: Мужество – это момент преодоления собственного страха?


Юнус-Бек Евкуров: Нет такого барьерного направления, черты - вот здесь надо преодолевать собственный страх. Мужество – это стремление выполнить задачу вопреки. Ну, при этом, если еще остаться в живых и подчиненных сохранить – это вообще высший класс.

RFI: Предложение на президентский пост вам поступало не единожды. Вы отказывались и, все-таки, приняли его. И наверняка понимали, что в связи с этим обретаете куда больше недругов среди своего же народа. Зачем нужно было блестящему офицеру размениваться на политические игры?

Юнус-Бек Евкуров: Сложный вопрос в том плане, что я вообще-то исходил из того, что есть задачи. Если я скажу, что я спал и видел стать президентом республики, это было бы глупо. Конечно, я не хотел, конечно, я предлагал и другие варианты. Но в армии есть такое понятие: есть приказ, его надо выполнять, не обсуждать. У меня не было приказа, но та беседа, которую со мной проводили… я понимал, что люди не просто так пошли на рынок и подобрали какую-то кандидатуру. Они выбрали меня.

RFI: Но они понимали, что вы как офицер обязаны выполнить приказ. Любой приказ? Или вы для себя можете оставить какой-то выбор, выполнять этот приказ или нет?

Юнус-Бек Евкуров: Мне приказа никто не давал, на такой должности приказов не дают. Мы обсуждали эту тему, и реально было обосновано, почему я. Я понимал, что мне придется согласиться и идти на это дело. Пришлось вступить в должность, и я уверен, мы многое изменили в республике за это время.

Но повторяю, я на сегодняшний день уверен, что на должности такие не надо ставить, так и не ставят из-за того, что военный, генерал или нет. Просто, наверное, используют какие-то качества, не мне заметные – я не могу про себя какие-то вещи говорить. Но, наверное, те, кто подбирает эти кандидатуры в администрации, исходят из определенных качеств человека и тех задач, которые перед ним на сегодняшний день стоят.

RFI: Давайте предположим, что место действительным выборам глав регионов, которых так требует российский электорат, будет законодательно возвращено. В такой ситуации вы станете выдвигать свою кандидатуру на новый срок?

Юнус-Бек Евкуров: Я не буду выставлять свою кандидатуру.

RFI: Почему отказываться? Тем более, вы приобрели опыт за эти несколько лет не только политический, но и экономический.

Юнус-Бек Евкуров: В этой ситуации, все-таки, те люди, которые больше знают политику, больше знают экономику - особенно экономику - мне кажется, более качественно продвигали бы идеи, в том числе, и социально-экономического развития субъекта. Мне так кажется. Это одно.

Второе: мы помним, как в то время еще Владимир Владимирович Путин был вынужден пойти на то, чтобы назначать губернаторов. Первое: огромное количество средств федерального и местного бюджетов потратилось. Второе: огромное количество фальсификаций, нарушений и подкупов и, вообще, криминальных вещей.

RFI: Мне кажется, что здесь вы немного лукавите. Это не был вынужденный момент после бесланской трагедии, это было необходимо, чтобы укрепить, прежде всего, личную власть. А средства тратились и без того и тратятся еще больше.

Юнус-Бек Евкуров: Ни в коей мере. У вас – свое мнение, я скажу свое мнение. Сейчас, когда назначаются губернаторы, партия предложила, парламент утвердил, ни копейки не тратится. Только на инаугурацию, тот, кто это проводит. А выборы губернатора – это не один миллиард рублей государство должно будет тратить.

Второе, и вы помните, вы в то время в республике находились, пролистайте назад те моменты, когда у нас были выборы. Что творилось в республике? Где-то на определенных территориях, может быть, выборы были бы прозрачными, хорошими, нормальными. Где-то может быть назначение. Я сегодня так думаю. Я не говорю - нет, когда говорю, что не буду выставлять свою кандидатуру на выборы главы республики.

RFI: Бывает такое ощущение: я – президент, я – главный, это приятно, это щекочет самолюбие? Вы же понимаете, что те, кто вас окружают, к вам относятся не как к Юнус-Беку, а как к персоне, к которой можно, извините за грубость, присосаться.


Юнус-Бек Евкуров: Нет, у меня не было никогда, сейчас нет, и не будет такого ощущения, что я – глава республики, я великий, я недоступный. Не будет этого. Я простой человек. Я занимаю должность, я в этой должности буду работать. С учетом определенных протокольных вещей, я нахожу время, в ущерб даже работе, чтобы просто с людьми пообщаться, просто поговорить, чтобы понять. Поверьте, я никогда себе не позволю выйти за рамки того, что я – «великий чиновник», и со мной надо разговаривать не как с человеком, а как с президентом. Такого ощущения у меня нет.

Честно скажу, меня тяготят излишняя охрана с мигалкой, шум. Некоторые говорят: «Привыкнешь». Но прошло три года, я не могу привыкнуть. Естественно, в этой ситуации я понимаю, что охрану надо усилить, охрану надо держать, тем более, есть реальная информация, что готовят попытки…

Знаете, когда после покушения я пришел в себя, председатель правительства России сказал простые слова: «Юнус-Бек, не дай врагу радоваться». Тем более, совершить такую гадость несложно. Нет ни одного населенного пункта республики, где бы я не был за это время, как минимум, пять раз. Поэтому, вопреки тому, нравится - не нравится, надо усилить, надо сделать все, чтобы враг не радовался легкой победе.

RFI: Положение главы республики вас обязывает ко многому, в том числе, и к внешнему виду. Вы пользуетесь помощью стилистов, имиджмейкеров, шопперов?

Юнус-Бек Евкуров: Совершенно нет. Никаких у меня нет стилистов, имиджмейкеров. За формой одежды следит жена. Это она костюмы готовит. Что она дает, то я надеваю.

RFI: И вы считаете, что это ненужно? Может быть, есть необходимость какая-то или вы как кавказский мужчина вообще не признаете всего этого?

Юнус-Бек Евкуров: Если нанимать кого-то по таким вопросам, тогда я – не я. Я другой. Я какой-то протокольный. Во-вторых, не знаю, я стараюсь сам себя организовать в таких вещах: какой есть, такой и есть. Я не болею этим вопросом. Сидеть ночами и смотреть, о чем же я говорил, как я это говорил, какая мимика и все остальное. Я не болею этим.

Тем не менее, есть моменты, когда посмотришь, как было, себе попытаешься исправить, думаешь так, а когда выходишь, все равно остаешься самим собой и забываешь про то, что там подумал, и делаешь, как обычно.

RFI: Ваш имидж формирует и ваше окружение. Не секрет, что вам не единожды приходилось расставаться с чиновниками, среди которых были люди просто с уголовным прошлым и жулики. По какому принципу вы набираете себе команду?

Юнус-Бек Евкуров: Общество настолько привыкло не доверять чиновникам, потому что сегодня сложно как-то пытаться оправдывать какого-то чиновника. Я не хочу оправдывать то окружение, которое у меня есть. Я пришел в республику, людей совершенно не знал, тем более, чиновников.

Конечно, многих приходится менять, конечно, многие не подстраиваются под мой стиль работы. У меня характер тяжелый, требования, думаю, слишком завышенные у меня – это тоже я знаю. Но, тем не менее, скажу, что те чиновники, которые сейчас работают, которых я даже увольнял, поверьте, они все стараются делать что-то хорошее для республики.

Как получается – другой вопрос. Как умеют – другой вопрос. Не буду говорить, что многих вещей они просто не знали, не умеют, но мы очень многому учимся сегодня. И та команда, которая сегодня есть, с каждым годом набирает.

RFI: А вы легко расстаетесь с людьми? Или это внутренне мучительный процесс?


Юнус-Бек Евкуров: Нет такого мучительного внутреннего процесса. Я довольно долго терплю. Это точно.

RFI: Как изменилось ваше материальное положение с новым статусом?


Юнус-Бек Евкуров: Никак. Если брать, я ничего собственного не имею. У меня квартира в Москве, а здесь у меня ничего нет в республике. Все остальное – все служебное. В том числе, дом, где я живу – это все служебное. Деньги, которые на карточку идут – зарплата – накапливаются, и все.

RFI: Но особых материальных затруднений вы не испытываете, надеюсь?


Юнус-Бек Евкуров: Какие у меня могут быть сегодня материальные затруднения? Что одежда, что… я особо никуда не хожу. Отдыхать никуда не поехал, чтобы потратить. То есть, живу в республике – и только протокольные вещи.

RFI: У вас есть домработница, повар, или все бытовые проблемы и вопросы разрешает супруга?


Юнус-Бек Евкуров: Да, бесспорно, это по штату положено. Домработница и повар, хотя жена сама все готовит.

RFI: А присутствие третьих лиц в личной жизни не тяготит?

Юнус-Бек Евкуров: Нет совершенно. Наоборот, интересно людей послушать, пообщаться. Иногда даже посидеть чаю попить, посплетничать, о чем они там, «за забором» говорят.

RFI: Как часто вам удается заниматься детьми, и сколько у вас их?


Юнус-Бек Евкуров: У меня два пацана, одна девочка. Поэтому, конечно, я когда с работы прихожу позже, понятно, дети спят, но когда в 8-9 прихожу, они на ногах, и мы с ними общаемся.

RFI: Вы не можете позволить себе читать им книжки, уложить их спать? Это запредельная мечта для вас пока что?


Юнус-Бек Евкуров: Почему же? Бывает, и в этом нет ничего плохого. И пообщаться с ними, и книжку какую-то почитать, поиграть, и спать уложить, и ночью плачет – встать. Мне нравится, я это делаю. Ничего плохого нет. Это и есть самые приятные вещи в жизни.

RFI: Есть какие-то музыкальные пристрастия?

Юнус-Бек Евкуров: Честно скажу – не меломан. Поэтому особых музыкальных пристрастий у меня нет. Я в свое время очень любил произведения Высоцкого, и сейчас с удовольствием могу послушать, а так – что приятно слушать, то и слушаю.

RFI: Какими языками вы владеете?

Юнус-Бек Евкуров: Ингушский в совершенстве. Русский, был у меня период, когда я изучал дари, пушту – и все. А так, немецкий язык – со словарем.

RFI: Было ли место в вашей биографии поступку, которого вы стыдитесь и не хотите вспоминать?

Юнус-Бек Евкуров: Не было таких поступков, если не считать, что на чей-то огород лазил, яблоки воровал. Не знаю я таких поступков, чтобы стыдился или чтобы опозорил звание офицера или отца. Нет таких поступков.

RFI: Есть какое-то решение руководителя республики, которое вы не приняли бы, если бы вы были жителем республики?

Юнус-Бек Евкуров: За все решения я отвечаю, и нет таких решений, которые, вернись время назад, я бы принял по-другому.

RFI: То есть, вы уверены, что они все – во благо?

Юнус-Бек Евкуров: Да, я уверен, что они все во благо, и принимались они с чистой душой и с желанием сделать хорошее.

RFI: Чем вы планируете заняться после государственной службы?


Юнус-Бек Евкуров: Думаю, что там начнется самая интересная жизнь. Точно – не пропаду.

RFI: Ваш коллега Рамзан Кадыров часто повторяет, что его кумиром является Владимир Путин. На кого из политиков мирового уровня, вы считаете, можно равняться, учиться у них искусству управлять государством?

Юнус-Бек Евкуров: Сложно так сразу сказать. Мирового уровня… Мы равняемся здесь на своих. Я, так же, как и мой коллега и брат Рамзан Кадыров, с огромным уважением отношусь к Владимиру Владимировичу. И стиль работы, и понимание многих вещей, которые делаются для страны и, самое главное, мне лично приятен и дорог Владимир Владимирович. Он в жизни делает так, как и я, всего отдает себя для Родины.

RFI: Самая нелепая и смешная ситуация, в которой вам пришлось оказаться за последние три года? Трагическую мы помним.

Юнус-Бек Евкуров: Самая нелепая? Даже не припомню. Если подумать, может, что-нибудь и вспомню, но так не помню. Не скажу, что это - себе в оправдание, я – человек, у меня тоже может быть…

RFI: Вы часто смеетесь?

Юнус-Бек Евкуров: Смеюсь? Над веселыми шутками всегда смеюсь.

RFI: Главные ценности вашей жизни.

Юнус-Бек Евкуров: И все-таки, наверное, семья. От семьи все идет. Если в семье все нормально, значит у любого человека все нормально. Если нормально в семейной жизни, значит в республике, в государстве все в порядке. Главное – это все-таки семья.

RFI: Идея, ради которой вы, не задумываясь, отдали бы жизнь?


Юнус-Бек Евкуров: Громкие слова, но – Родина, республика. И малая, и большая родина. Наверное, так.

RFI: Чего вам не хватает в жизни? Чего бы хотелось? Мечтаете о чем?


Юнус-Бек Евкуров: Как ни странно, не о чем не мечтаю, кроме как до конца 2013 года переселить всех «оползневиков» с оползневой зоны. До конца 2013 года сделать всю дорогу республики четырехполосной. Мечта, чтобы дворец культуры, дворец спорта в республике заработали, большой бассейн чтобы заработал в этом году в конце.

Дом на Канарах или каких-то таких вещей – у меня нет. Только по работе пока.

Пользуясь случаем, хотел бы обратиться к радиослушателям, особенно к тем нашим землякам, которые живут за пределами России: всем доброго дня, доброго вечера, всех благ, здоровья, счастья. Тем же, кто хочет вернуться домой – возвращайтесь, найдем вам здесь применение и работу. Конечно же, всех прошу держать марку – марку ингуша и делать все, чтобы по вашим там поступкам за пределами нашей страны всегда ценили культуру, обычаи нашего народа.

Беседовала: Роза Мальсагова
Источник:  радиостанция RFI (Франция)
.
This content item (id=8565; title='Интервью Юнус-Бека Евкурова французской радиостанции RFI') is Comment (based on its SectionID), but it has no parent Article (its parentid=0). Please ensure that there are Comments only in this 'Section for comments': id=3; title='Comments'.