Информационно-Аналитический
Портал

НАШ ГЕНЕРАЛ PDF Печать E-mail
Автор: ingnews.ru   
06.02.2012 17:39

Два десятилетия назад, 7 февраля 1992 года, в липецком небе произошла трагедия: в авиационной катастрофе погиб начальник Липецкого авиацентра генерал-майор авиации Суламбек Осканов. В ходе расследования ее причин было установлено, что в процессе наведения на воздушную цель произошел отказ в системе управления истребителя МиГ-29 (бортовой № 29), который привел к возникновению скольжения самолета и последующему его вращению. Действия летчика были затруднены сложными условиями полета (ночью в облаках) и наличием значительной боковой перегрузки. Самолет с углом пикирования 65 градусов на скорости 900 километров в час столкнулся с землей.  Взрыв прогремел в 18 часов 21 минуту в трех километрах от станции Хворостянка, на окраине деревни Казельки Добринского района. Летчик средствами спасения не воспользовался. На земле никто не пострадал.

— В тот день, — вспоминает полковник Николай Свечкарь, — мы, как обычно, отправились на аэродром. Днем выполнили два парных полета. Ночью должен был состояться еще один, но мой самолет не был готов. На «воздушный бой» я вылетел, когда Суламбек Сусаркулович был уже в воздухе. У него начались неполадки в управлении — самолет стал вращаться вокруг оси. В сложившейся ситуации оставался единственный выход — катапультироваться. Но внизу был поселок Хворостянка. Осканов попытался увести самолет в сторону, и это ему удалось, но, как порой бывает у летчиков, ценой своей жизни. До сих пор он остается в моей памяти светлым человеком, который умел жить, умел любить, умел дружить, и ушел, как у нас, летчиков, говорят, в свой вечный полет, оставив о себе добрую память...

Для всех, знавших Осканова, произошедшая трагедия стала шоком. С профессиональной точки зрения — это был опытнейший летчик-истребитель, освоивший десять типов машин, с общим налетом свыше трех тысяч часов. Мастер спорта СССР по высшему пилотажу на реактивных самолетах. В свое время он пять лет был старшим инспектором-летчиком службы безопасности полетов ВВС. Плюс незаурядные человеческие качества: хладнокровие, выдержка, скрупулезное отношение к подготовке и выполнению каждого полетного задания. Как в таких случаях говорят: судьба. Сложившиеся обстоятельства превысили человеческие возможности.

Служба Осканова в Липецке проходила относительно недолго, с 1987 по 1992 год. Но он оставил после себя заметный след, особенно с учетом бурных событий, проходивших в тот период в стране и армии. То, что Липецкий авиацентр существует до сих пор, в большой степени заслуга Суламбека Сусаркуловича. Из Центра фронтовой авиации он превратился в Центр боевого применения и переучивания летного состава Военно-воздушных сил, а недавно приобрел статус Государственного центра Министерства обороны Российской Федерации и получил Боевое знамя.
Осканова чтят и помнят не только авиаторы. С его именем связаны многие традиции. Он стал инициатором проведения в Липецке авиационных праздников, как говорят, всем миром. Сначала они проходили в аэропорту, а осенью 1991 года авиашоу впервые состоялось на военном аэродроме Липецк-2. Тогда впервые люди, непосредственно не связанные с авиацией, смогли своими руками потрогать грозную боевую технику и вживую увидеть высший пилотаж. Немногие знают, насколько сложно было все это организовать, особенно в первый раз: получить разрешение у высшего командования, наладить четкое взаимодействие с местным руководством, обеспечить безопасность полетов и порядок на земле. А тут, как назло, испортилась погода — дождь со снегом, низкая облачность. Но, несмотря ни на что, праздник состоялся. Первым взлетел Осканов...

Генерал Герман Лаптев, первый заместитель начальника боевой подготовки ВВС, тогда в ходе встречи с журналистами отметил, что эти полеты были выполнены на пределе возможностей. Но Осканов не согласился с ним: «На пределе возможностей завершали полеты майор Шерстобитов с подполковником Кривенковым, военные летчики Новоселов и Захаров... У нас же была все-таки возможность точного расчета». В этой фразе, пожалуй, главный ответ на вопрос: почему сам Осканов не катапультировался в безвыходной ситуации? Просто он не мог допустить, чтобы по его вине погибли невинные люди.

Осканов вызволил из забвения подвиг майора Сергея Шерстобитова и подполковника Леонтия Кривенкова, которые в 1968 году пожертвовали собой, но не допустили падения неисправного самолета на жилые кварталы Липецка. В двадцатую годовщину той трагедии он выступил инициатором сооружения памятника. Это предложение получило активную поддержку местного руководств, но было реализовано только через полтора десятилетия — в 2003 году, когда отмечалось 300-летие Липецка и 50-летие Авиацентра.
* * *
Наиболее полно об этом замечательном человеке могут рассказать близко знакомые с ним по совместной службе люди. Один из них — упомянутый выше Николай Свечкарь, бывший заместитель начальника исследовательского отдела, военный летчик-снайпер вспоминает:
— Впервые довелось нам встретиться в 1984 году в Венгрии, куда Осканов прибыл на должность заместителя командира дивизии, а я был командиром эскадрильи. Сразу бросилось в глаза, что этот невысокого роста, коренастый, спортивно подтянутый полковник с открытым лицом и обаятельной улыбкой располагает к общению, а значит, и к решению многих служебных задач в нашем непростом летном деле. В работе он был трудоголиком, никогда не чувствовал усталости. Очень любил летать. В компании Сергей Сергеевич (так звали его близкие друзья и сослуживцы) был всегда ее душой, шутил, знал много национальных тостов, часто цитировал Расула Гамзатова. В семье любил проводить время с детьми — их было трое. Был воистину семейным человеком, поддерживавшим дома традиции и уклад жизни своего народа.

Автору этих строк с Оскановым довелось познакомиться в 1974 году во время службы в Группе советских войск в Германии. Однако более тесные контакты были уже во время службы в Липецке. В 1991 году во время ГКЧП он был в отпуске, но как начальнику Авиацентра и одновременно начальнику гарнизона ему пришлось давать ответы на нелицеприятные вопросы. Потом была поездка на Кавказ, которая не принесла особой радости Суламбеку Сусаркуловичу. О встрече с тогдашним президентом Чечни Джохаром Дудаевым он особо не распространялся. Но было видно, что два земляка — оба летчики, оба генералы — не нашли общего языка. И в самой Ингушетии обстановка была непростая. Несмотря на это, отношение к службе у Осканова осталось прежним: «первым делом самолеты...».
Но наш генерал был не только практиком. И тут уместно привести из воспоминания полковника Николая Хатунцева, бывшего начальника исследовательского отдела, кандидата военных наук:
— Генерал Осканов прослужил в Липецке всего пять лет. За эти годы сполна проявились особые черты его характера. Он не только руководил научно-исследовательской и учебной работой Центра, но и принимал самое активное участие в этом процессе в качестве летчика-исследователя при проведении наиболее сложных летных экспериментов. Будучи истребителем, он большое внимание уделял повышению эффективности боевого применения самолетов-истребителей. В одном из полетов по исследованию тактического приема «ракета по ракете» на спецполигоне ракета, запущенная по радиоуправляемой мишени, пошла не на цель, а по направлению самолета, пустившего антиракету, то есть машины Осканова. Создалась опасная ситуация, но по команде офицера боевого управления с командного пункта летчик резким маневром вышел из зоны захвата опасной ракеты, проще — из-под удара. По этой теме Суламбек Сусаркулович в Военно-воздушной академии имени Ю. А. Гагарина блестяще защитил диссертацию, получив ученую степень кандидата военных наук. Разработанные в диссертации новые тактические приемы истребителей в воздушных боях (днем и ночью) и рекомендации по управлению ими позволили достичь высокой эффективности боевого применения вооружения истребителей четвертого поколения и повысить боеспособность истребительных полков...
* * *
Но вернемся к трагедии двадцатилетней давности. Тогда самая тяжелая участь легла на плечи начальника гарнизонной поликлиники подполковника Владимира Пигальчука, друга Осканова. Ему вместе с заместителем начальника Центра генералом Николаем Чагой и командиром авиаполка полковником Николаем Белобровом в двенадцатом часу ночи пришлось первым сообщать страшную весть семье:

— С собой я прихватил медикаменты. Дверь открыла супруга Осканова — Раиса Салмановна — и замерла. Она поняла все сразу, жены летчиков знают специфику службы хорошо, и для Раисы Салмановны отсутствие в небе гула самолетов в день полетов, также показалось тревожным. После долгого молчания Раиса Осканова обхватила руками голову и разрыдалась, что-то приговаривая на родном ингушском языке. Дети генерала — Руслан, Амир и Резида — тоже все поняли и тихо-тихо сидели в своей комнате...
На проводах генерала в последний путь в Липецком гарнизоне присутствовали тогдашний вице-президент Российской Федерации, Герой Советского Союза генерал Александр Руцкой (в 1986 — 1988 годы он являлся заместителем начальника Липецкого авиацентра) и будущий президент Республики Ингушетия, Герой Советского Союза генерал Руслан Аушев. Похоронен Осканов в родном селе Плиево в Ингушетии.

Указом Президента Российской Федерации от 11 апреля 1992 года № 384 за мужество и героизм, проявленные при исполнении воинского долга, Осканову С. С. посмертно присвоено звание Героя Российской Федерации (семье Героя вручена «Золотая Звезда»). На месте гибели генерала у деревни Казельки Добринского района установлен памятник. Ежегодно сюда 7 февраля по установившейся традиции прибывают представители Липецкого авиацентра и местные жители, чтобы отдать дань уважения его подвигу.

Источник: ИД "Липецкая газета"

.

This content item (id=8603; title='НАШ ГЕНЕРАЛ') is Comment (based on its SectionID), but it has no parent Article (its parentid=0). Please ensure that there are Comments only in this 'Section for comments': id=3; title='Comments'.